Судебная реформа: новая философия судебной власти

1

Судебная реформа только началась, и результаты этого процесса будут видны в течение ближайших лет. О задачах нового Верховного суда, функциях Высшего совета правосудия и первых итогах судебной реформы мы беседовали с Аллой Лесько, судьей Верховного Суда, членом ВСП.

- Алла Алексеевна, как Вам удалось пройти все конкурсы в новый Верховный Суд Украины?

   Я работаю судьей уже более двадцати лет, а если точнее - с 1994 года. До избрания съездом адвокатов Украины членом Высшего совета юстиции (нене - Высший совет правосудия) я уже была судьей Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел, который   в соотвествии с тогдашним правовым регулированием являлся судом кассационной инстанции. До этого я много лет проработала в судах как первой, так и апелляционной инстанции.

Суд, из которого я была откомандирована для работы во ВСЮ, в ходе судебной реформы подлежал ликвидации. Поэтому, мне надо было определяться: заканчивать карьеру судьи или принять участие в конкурсе. Конечно, я решилась на участие в конкурсе, потому что, имея большой опыт работы, считала, что смогу быть полезна судебной системе, в том числе и с точки зрения усовершенствования ее работы, которая подвергалась и подвергается существенной критике.

Для судьи с большим стажем и настроенной, скажем так, решительно, конкурс в Верховный Суд не оказался сложным с точки зрения выполнения тестовых заданий - как определяющих профессиональный уровень, так и морально-психологические качества (существовали и такие тесты). Я знала, что за все время работы судьей не совершала действий, которые могли бы мне помешать работать дальше, не боялась разоблачений (разоблачать меня было не в чем), поэтому приняла такое решение.

Немного неприятным стало то, что пришлось тратить время и силы на опровержение безосновательных обвинений, выдвинутых против меня Общественным советом добропорядочности, который, в соответствии с Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей» включен в процедуру квалификационного оценивания судей как орган, задача которого способствовать Высшей квалификационной комиссии судей Украины в оценивании судей.

Но в то же время, для меня стало очень важным и приятным открытием то, что многие судьи, просто граждане, журналисты и организации, понимая безосновательность выдвинутых против меня обвинений, в публичных высказываниях вступились за меня, при отсутствии каких-либо моих просьб об этом. Конечно, эта реакция никак не влияла на решение ВККС, которая самостоятельно в силу закона оценивала вывод ОСД, но для меня такая поддержка была очень важна.

Негативный вывод ОСД обо мне был преодолен голосованием в ВККС, и в результате подсчета набранных по результатам конкурса баллов я заняла шестое из тридцати существующих мест в рейтинге. Так я стала судьей Верховного Суда.

– Какие первоочередные задачи сейчас стоят перед Верховным Судом?

 Сложно определить из всех задач, которые стоят перед Верховным Судом, одни как первоочередные, другие – как второстепенные. У Верховного Суда нет второстепенных задач.

 Необходимо качественно организовать работу вновь созданной институции:

- рассмотреть огромный остаток дел, накопившихся в кассационных судах;

- имплементировать процессуальное законодательство, нормы которого вступили в силу 15 декабря 2017 года, в день начала работы Верховного Суда, и которые до этого не применялись, и практика применения которых, естественно, ранее отсутствовала;

- сразу же обеспечить единство практики правоприменения, что непросто при отсутствии «истории» применения новых норм;

- выработать правильную информационную политику и способы информирования общества о действительной картине состояния дел, объеме и качестве работы Верховного Суда (иначе эту работу сделает кто-то другой, и подача информации может оказаться не совсем объективной).

 На Верховном Суде сейчас лежит ответственность за качественные изменения в оправлении правосудия в стране, и судьи ВС это понимают. Поэтому я в очередной раз высказываю свое уважение коллегам за то, что взяли на себя эту ответственность, и желаю им успехов на этом пути.

  

– Изменится ли сам принцип рассмотрения дел?

 На страницах Вашего журнала мне бы не хотелось останавливаться на процессуальных тонкостях рассмотрения дел Верховным Судом. Попробую определить главное отличие.

 До внесения изменений в процесуальные кодексы, которые вступили в силу 15 декабря 2017 года ( повторюсь - это день начала работы Верховного Суда) касационному обжалованию подлежали все решения судов, постановленные по сути спора.

При нынешнем регулировании решения судов по малозначительным спорам не подлежат кассационному обжалованию, то есть рассмотрению Верховным Судом. Критерии отнесения дел к категории малозначительных предусмотрены процессуальным законодательством.

Исключением здесь может стать отнесенное к категории малозначительных дело, если кассационная жалоба касается вопросов права, которые имеют фундаментальное значение для единой правоприменительной практики; лицо, которое подает жалобу, лишено возможности опровергнуть обстоятельства, установленные судебным решением, при рассмотрении другого дела; дело представляет значительный общественный интерес или имеет исключительное значение для участника дела, который подает жалобу.

 Другими словами, Верховный Суд – это суд, который не обязан рассматривать каждое дело, его рассмотрению подлежат дела, в которых есть необходимость высказаться по сложным вопросам правоприменения, чтобы обеспечить единое применение норм права судами Украины.

 Какой вывод из этого я бы посоветовала сделать юристам, адвокатам: прилагать максимум усилий по доказыванию своей позиции в судах первой и апелляционной инстанции (решение апелляционной инстанции вступает в законную силу сразу же после его постановления и подлежит исполнению), поскольку далеко не все дела подлежат рассмотрению Верховным Судом, и по ним может быть отказано в открытии кассационного производства.

 Такой статус Верховного Суда, как суда по рассмотрению только дел, которые важны для правильного правоприменения, соответствует мировым стандартам и его назначению. То, что суды кассационных инстанций в нашей стране были завалены десятками тысяч дел, которые должны были закончить свое рассмотрение в судах первой и апелляционной инстанции, не давало кассационным судам возможности сосредоточиться на важных вопросах правопримения, и приводило к неоднозначной судебной практике. Это не было нормальным и не соотвествовало мировым стандартам.

 

- Расскажите подробнее, что такое Высший совет правосудия? Его функции и влияние на судебную систему в целом?

ВСП - это предусмотренный Конституцией Украины орган государственной власти и судебного управления. Простыми словами – орган, существующий для обеспечения независимости судебной власти, ее функционирования на принципах подотчетности обществу, и ответственный за формирование высокопрофессионального и высокоморального корпуса судей, за соблюдение профессиональной этики в деятельности судей и прокуроров.

Для выполнения этих задач ВСП наделен полномочиями вносить представления о назначении судей на должности; принимать решения о нарушении судьями и прокурорами требований законодательства о несовместимости пребывания их на должностях с другими видами деятельности; обеспечивает осуществление дисциплинарными органами дисциплинарного производства в отношении судей; рассматривает жалобы на решения соответствующих органов о привлечении к дисциплинарной ответственности судей и прокуроров; принимает решения об увольнении судьи с должности; дает согласие на задержание судьи, содержание его под стражей в связи с подозрением в совершении уголовного правонарушения; принимает меры к обеспечению авторитета правосудия и независимости судей. Также осуществляет другие полномочия, предусмотренные Законами Украины «О судоустройстве и статусе судей» и «О Высшем совете правосудия».

Аналогичные ВСП органы существуют во всех цивилизованных странах мира, именно они обеспечивают независимость судебной власти, не давая вмешиваться в ее деятельность другим ветвям власти не предусмотренными законом способами. Вместе с тем, такой орган ответственен за качество деятельности судебной власти в стране, поскольку принимает решения о внесении Президенту Украины (функция Президента Украины по подписанию Указа о назначении судьи исключительно церемониальная) представления о назначении судей на должности, принимает решения о привлечении судей к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения с должности.

- В 2018 году в рамках судебной реформы будет проходить реструктуризация судов, которая будет включать ликвидацию, создание и реорганизацию судов. Как именно будет проходить передача дел из ликвидированных судов? Ведь в новый суд заново набираются судьи. Снова автораспределение дел, определение состава суда? И затем слушание дела начинается заново?

Хочу отметить, что именно вопрос непрерывности рассмотрения дел (процесс их передачи во вновь сформированные суды) в процедуре ликвидации, создания и реорганизации судов, больше всего волнует всех представителей общества.   И это оправданно, поскольку сама процедура оптимизация судов имеет своей целью улучшение качества работы судебной системы, то есть судопроизводства. И конечно, будет нелогичным результатом оптимизации   та ситуация, что дела, почти законченные рассмотрением, будут рассматриваться с самого начала. При этом не исключена утрата возможности рассмотреть дело качественно, потеря каких либо доказательств (показаний свидетелей, документов).

Предполагаю, что с целью избежания такой ситуации будут разработаны изменения в процессуальных кодексах, которые дадут возможность обеспечить непрерывность рассмотрения дел в процессе оптимизации судов.

 

- С чем вы связываете недоверие общества к судебной системе Украины?

Безусловно, нельзя отбрасывать тот факт, что суды не в полной мере обеспечивали качественное отправление правосудия, а отдельные судьи своим поведением или низким профессиональным уровнем своей работы давали основания для негативных оценок.

Работая в Высшем совете правосудия, который как раз и занимается дисциплинарной ответственностью судей, я имела возможность оценить, что работа судей не всегда была качественной. Те случаи, в которых ВСП принимал решение о привлечении судей к ответственности, свидетельствовали об имеющих место грубых нарушениях прав сторон в процесе. Иногда установленные факты были несовместимы с дальнейшим пребыванием судьи на должности.

Но, на самом деле, я считаю эти случаи единичными, учитывая тот факт, что суды в Украине ужегодно рассматривают сотни тысяч дел. Кроме того, надо понимать, что в каждом деле принимают участие две стороны: истец – ответчик, потерпеший - подсудимый. И одна из них может остаться недовольной решением суда.

Важным фактором, который породил такое негативное отношение к судебной системе, я считаю (и неоднократно это повторяла), неправильную информационную политику в государстве: тотальный негатив, выплеснутый на судебную систему без оценки случаев качественной работы судей, объема рассмотренных дел.

К этому привело также распространение информации о социологических опросах населения, хотя часто никто не проверял научную ценность, достоверность и качество этих опросов.

 Преодолеть этот негатив можно качественной работой судов и, конечно, правильной информационной политикой. Но, как известно, суды не являются собственниками наиболее распространенных СМИ и не могут влиять на их деятельность.   Поэтому хотелось бы больше объективности в некоторых оценках СМИ и меньше оценок там, где это запрещено законом, например: оценок судебных решений до завершения рассмотрения дела.      

 

- Как вы считаете, судебная форма защиты гражданских прав и интересов в Украине после реформирования станет более надежной и действенной?

Оценить качество судебной реформы за такой короткий промежуток времени невозможно. При том, что она еще не завершена, а находится на определенной стадии. Но та ситуация, которая сложилась в нашей стране с недоверием к судебной системе, требовала ее реформирования. Да, сейчас звучит много критики тех процессов реформирования, которые происходят. Но, как я уже говорила, критиковать всегда легче, чем предпринимать ответственные шаги.

Я лично вижу много позитивного в том, что происходит. Назову только некоторые моменты.

Судьи имеют возможность открыто обратиться в ВСП с сообщением о фактах давления на них, эта информация сразу же становится публичной, что само по себе уже стало сдерживающим фактором.

Согласие на задержание и арест судьи, который подозревается в совершении преступления, дает ВСП, и есть возможность сделать это очень оперативно. В соответствии с КПК мы рассматриваем эти вопросы на протяжении не более 60 часов с момента задержания, для чего много раз проводили заседания и в выходные дни. Ранее, когда согласие на содержание судьи под стражей давала Верховная Рада, заседания которой по этим вопросам собирались не так оперативно, неоднократными были случаи оставления таким судьей пределов Украины. Недавним ярким примером есть принятие Первой дисциплинарной палатой ВСП решения об увольнении судьи, который находится в международном розыске по обоснованному подозрению в совершении умышленного убийства с отягчающими обстоятельствами. Пока Верховная Рада внесла этот вопрос в повестку дня заседания и обсуждала его, судья покинул территорию Украины.

Влияние законодательного органа на формирование корпуса судей устранено, что ярко подтверждает факт назначения на должности судей бессрочно более 700 судей, пятилетние полномочия которых закончились в 2013-2014 годах, и которые на протяжении почти трех лет необоснованно не назначались бессрочно   Верховной Радой.

Есть масса положительных примеров. Конечно, есть пока неопределенности и ошибки, которые, возможно, станут понятны позже. Безусловно, надо прислушиваться к критике, чтобы вовремя избежать каких-то ошибок, но в целом, я бы поставила процессу реформирования судебной системы позитивную оценку.