Максим Роменский: Моя главная задача – помочь людям проложить мостик в будущее

imgonline-com-ua-Compressed-YM4TV0yMxE.jpg

У него заказывают программы обучения и сессии стратегического планирования такие компании, как Luxoft, Philip Morris, GlobalLogic, Sony, SoftServe и еще около сотни фирм. Всего в его тренингах приняли участие более 50 000 руководителей и специалистов из Украины, России, США, Польши, Чехии, Германии, Великобритании и других стран

Максим Роменский - бизнес-тренер, директор тренингового центра “Maxtraining”, автор и ведущий тренинговых программ по коммерческим переговорам, оперативному управлению, взаимодействию в команде.

- Максим, в последнее время вы много работаете с IT-компаниями. Почему?

Я веду тренинги в течение последних семнадцати лет, из них больше десяти лет работаю с IT-отраслью. В первую очередь потому, что приятно работать с умными людьми (улыбается). Они знают, чего хотят, четко формулируют свои задачи, и в состоянии проконтролировать прогресс. С такими клиентами обычно работаю долго: это не разовые программы, а целые курсы. Например, для компании Luxoft было разработано и проведено три полноценных курса по развитию soft-skills у менеджеров. Каждая – семь тренингов в разных городах и странах. Плюс дополнительные программы. Уже девять лет работаем. Один из этих курсов стал лучшим в мире проектом в категории «Skills Development Programme of the year» на конкурсе National Outsourcing Association Awards. Я даже не знал, что его туда отправили, пока не пригласили на награждение.

- Существует довольно распространенное мнение о том, что айтишники не слишком контактны. Это правда?

Знаете, все мы окружены мифами. Один из них заключается в том, что айтишник – это некий бородатый нелюдимый человек в очках, весь «в себе». На самом деле все представители отрасли очень разные. Есть явные интроверты, а есть – яркие экстраверты. Просто ошибки в коммуникации значат для них гораздо больше, чем для людей многих других профессий. Если что-то пошло не так – они очень быстро получают обратную связь, их время дорого стоит.

- Каков основной принцип вашей работы?

Я занимаюсь тренингами под запрос, 97% моих программ – корпоративные. Есть базовая программа, она создается долго, иногда – больше года. А потом, на стадии «претренинга», вокруг нее выстраивается оболочка из запроса. Иногда переговоры и уточнение затягиваются на недели, а то и месяцы. Нет смысла вести тренинг по «коммуникации», если не понимаешь, что именно Клиент имел ввиду, с какими проблемами сталкиваются его люди, какие навыки необходимо «отрастить» в ходе программы.

Как правило, дело не ограничивается только общением с топ-менеджерами: мне нужны реальные истории от сотрудников. Ведь 80% работы на программе – практика в том или ином виде. Это не лекция, это – тренинг. Концентрированное действие, часто – с видеоанализом. И если на стадии «претренинга» мы вместе вытащили реальный, а не формальный запрос, то и программа будет эффективна. В этом случае мы работаем в одном информационном поле, с их персональной реальностью, не придется никого уговаривать. За много лет я заработал для себя право выбирать клиентов, это очень важно для тренера. Стараюсь не работать с теми компаниями, которым не смогу помочь. Есть организации, с которыми сотрудничество продолжается более пятнадцати лет.

- Сейчас много говорят об эмоциональном интеллекте. Как он может помочь в работе с IT-компаниями?

Да, эмоциональный интеллект – это модная тема, и в ней очень важно различать маркетинговую составляющую и технологическую. В своей работе с IT-компаниями я все стараюсь довести до цепочки технологий. А значит, необходимо говорить о феномене эмоционального интеллекта с позиции технологий.

Очень важно, чтобы люди коммуницировали друг с другом полностью – на уровне не только содержания, но и эмоций. Понимание того, что лежит «под речью», работает на уровне подсознания. Менеджер той или иной компании может сказать фразу «У нас все в порядке» таким тоном, что его коллегам станет ясно, что нужно увольняться. Я называю подобное «магией малых форматов», когда работаешь с мелкими элементами поведения, выстраиваешь их в цепочки, обращаешь на них внимание. В IT-сфере это важно еще и по той причине, что там все время ведутся переговоры - с клиентами, с начальством, а также друг с другом, внутри команды. И эти переговоры обычно ведут люди, которые настроены, прежде всего, на решение рациональных задач. Часто ко мне обращаются клиенты, которые пытаются вводить изменения, не укладывающиеся в логику их команды. И тогда моя задача, как тренера, повысить шансы на то, что будет достигнуто взаимопонимание. Это значит, что нужно коммуникацию перевести с формы нескольких монологов в диалог, выяснить, где теряется доверие, помочь людям качественно давать обратную связь и еще тысячи мелочей. Такая вот «магия малых форматов».

С точки зрения классического тренера я работаю не системно, а, во многом, интуитивно. Очень важно не держаться вызубренного текста, а быть немного провокатором, тревожащим и слушающим ответы. Я должен четко сформулировать для себя запрос клиентов, даже если его нет, а есть только тревога, молчание, специфическая мимика. Моя задача – найти ту ниточку, за которую я уцеплюсь и смогу распутать клубок. А еще очень важно научить людей тому, чтобы в будущем они смогли решать подобные проблемы уже без моей помощи. В результате тренинга очень важно не просто получить информацию, а воспринять ее на уровне внутренних убеждений. Сделать так, чтобы эта технология стала твоей. Поэтому моя главная задача – не сообщить какую-либо информацию, а помочь захотеть ее применять и развивать.

- Я знаю, что помимо обучения ведению переговоров, вы также ведете стратегические сессии. Расскажите немного об этом.

Это формат групповой работы, в ходе которой группа решает, что ей нужно сделать, чтобы соответствовать своему желаемому будущему. А моя задача – помочь каждому быть услышанным, и не потерять важное в ходе полемики. Для меня стратегическое планирование – это работа в условиях ресурсных ограничений, и эта мысль всегда звучит в ходе обсуждения. В конце сессии группа создает дорожную карту, по которой могут двигаться вперед. Мостик в свое будущее.

- Максим, вы ведь по образованию не айтишник?

Нет, я – биолог, занимался изучением поведения в университете, потом – в аспирантуре. Потом страна изменилась, и продажники стали нужнее, чем ученные. Много лет занимался продажами, управлением, работой с информацией. Необходимость развивать своих подчиненных привела к тому, что постепенно стал структурировать личный опыт, потом – учиться его преподносить в форме активного тренинга, а не лекции. Много учился у отечественных и зарубежных специалистов, продолжаю делать это и сейчас.

- А бывает ли так, что вас лично привлекают к ведению каких-либо переговоров?

Да, это еще одно направление в моей работе. Иногда я выступаю наемным переговорщиком, а также личным коучем для тех, кому предстоят сложные переговоры. Пока в Украине это нишевая работа, тебя советуют, передают из рук в руки.

- Поделитесь, пожалуйста, вашими ближайшими планами.

Закончил книгу, в которой собраны практические навыки переговоров в IT-сфере. Сейчас она в издательстве, обещают выпустить в начале 2020 года. Рабочее название – «Переговоры с дельфинами». Эта книга для меня этапная, поскольку в ней я структурирую те вещи, которые вызревали на протяжении десяти лет работы с IT-компаниями. Это книга-справочник, книга-тренажер. Надеюсь, получилось нескучное чтиво. В разработке также находится принципиально новая программа по работе с эмоциями в повседневном лидерстве. Надеюсь, что скоро она станет рабочей.

Сейчас много самых разных тренингов. И это замечательно: есть, из чего выбирать. Привычка учиться, пожалуй, одна из тех ключевых, тех, которые позволяют человеку оставаться живым. Главное – не забывать применять то, чему научился.

maxtraining.com.ua